О взыскании неустойки и компенсации морального вреда с ОАО «494-УНР»

Информация по Делу № 33-12592/2018

Судья Миронова Т.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании 23 апреля 2018 года апелляционные жалобы ОАО «494 Управление начальника работ», Бадырова А. В.Бадыровой М. М.на решение Одинцовского городского суда Московской области от 13 декабря 2017 года по делу по иску Бадырова А. В.Бадыровой М. М. к ОАО «494 УНР» о взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда,

установила:

Бадыров А.В.Бадырова И.М. обратились в суд с иском к ОАО «494 УНР» о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указывали на то, что 23.09.2014 года между сторонами был заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, предметом которого являлась обязанность заключить в будущем договор купли-продажи <данные изъяты> стоимостью 7095812 руб. в строящемся доме по адресу: <данные изъяты> <данные изъяты>

По условиям заключенного предварительного договора основной договор должны быть заключены не позднее 31 мая 2015 года. Истцы своевременно и в полном объеме выполнили свои обязательства по оплате стоимости квартиры.

06.10.2014 года между сторонами был заключен договор пользования, предметом которого является реализация возможности по использованию квартиры до момента перехода права собственности от ответчика к истцам. Квартира передана истцам по акту приема-передачи во временное пользование. Однако в установленный в предварительном договоре срок до 31.05.2015 года ответчик основной договор купли-продажи не заключил, квартиру истцам в собственность не передал.

Учитывая указанные обстоятельства, истцы просили взыскать с ответчика неустойку за несвоевременное заключение основного договора и за неисполнение принятых на себя обязательств по передаче квартиры в собственность за период с 01.06.2015 по 31.10.2017 года в размере 709581 руб., компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., штраф в размере 50% от присужденной суммы, расходы на оплату услуг представителя в размере 30 000 руб.

Бадыров А.В.Бадырова М.М. в судебное заседание не явились, извещены, их представитель исковые требования поддержала.

Представитель ответчика в судебном заседании представил письменный отзыв на иск, в котором против удовлетворения исковых требований возражал, в случае удовлетворения исковых требований просил снизить размер неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ до 10 000 рублей.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 13 декабря 2017 года исковые требования Бадырова А.В.Бадыровой М.М. удовлетворены частично.

С ОАО «494 УНР» в пользу Бадырова А.В.Бадыровой М.М. взыскана неустойка в размере 20 000 руб. в пользу каждого, компенсация морального вреда в размере 500 руб. в пользу каждого, штраф в размере 10 250 руб. в пользу каждого, в пользу Бадыровой М.М. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

С ОАО «494 УНР» в доход местного бюджета взыскана госпошлина в размере 1400 рублей.

Бадыров А.В.Бадырова М.М. в апелляционной жалобе просят решение суда изменить в части размера взысканных сумм неустойки и штрафа, ссылаясь на необоснованность обжалуемого решения суда.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, изучив материалы дела, выслушав мнение явившихся лиц, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия на основании ст. 330 ГПК РФ приходит к выводу об изменении решения суда по следующим основаниям:

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 23 сентября 2014 года между ОАО «494УНР» и Бадыровым А.В.Бадыровой М.М. был заключен предварительный договор № 117/118/Н-14 А/БТИ купли-продажи недвижимого имущества, согласно которому стороны обязались в будущем заключить договор купли-продажи недвижимого имущества на условиях, изложенных в Приложении № 1 к настоящему договору, по которому продавец передаст в собственность покупателю, а покупатель примет в собственность <данные изъяты>, общей площадью 58,5 кв.м., площадью всех помещений 62,9 кв.м., на 13 этаже, расположенную в жилом микрорайоне с социальной инфраструктурой по строительному адресу: <данные изъяты>.

Согласно п. 3.1 предварительного договора стоимость квартиры составила 7095812 руб., которая должна быть перечислена покупателем в установленном договором порядке в обеспечение своих обязательств по заключению в будущем основного договора (п. 3.2).

В соответствии с п. 3.1.2 предварительного договора, основной договор купли-продажи должен быть подписан сторонами в течении двух месяцев с даты государственной регистрации права собственности продавца на квартиру, но в любом случае не позднее 31 мая 2015 года.

Во исполнение условий предварительного договора истцы в полном объеме 26.09.2014 года выплатили продавцу сумму гарантийного взноса, что не оспаривалось ответчиком.

06 октября 2014 года спорная квартира была передана истцам по акту приема-передачи во временное пользование на основании договора пользования № 117/118/Н-14а/БТИ до момента перехода права собственности от ответчика к истцам.

30 августа 2017 года истцы обратились к ответчику с претензией, в которой просили передать квартиру в собственность, претензия осталась без удовлетворения.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 16.10.2017 года за Бадыровым А.В.Бадыровой М.М. признано право собственности на указанную квартиру.

Заключенный между сторонами договор от 23 сентября 2014 года, поименованный предварительным договором купли-продажи недвижимого имущества, не является предварительным договором по смыслу статьи 429 ГК РФ, поскольку в соответствии с его условиями стороны предусмотрели не только обязанность заключить в будущем договор купли-продажи квартиры, но и обязанность истцов по ее оплате путем внесения гарантийного взноса, то есть произвести предварительную оплату основного договора купли-продажи, а также условия передачи квартиры в собственность истцам.

Таким образом, в действительности между сторонами был заключен договор купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате.

Срок передачи истцам квартиры в собственность был установлен не позднее 31.05.2015 года.

В установленный срок ответчиком квартира в собственность истцов передана не была. Право собственности на квартиру за истцами было признано только по решению суда от 16.10.2017 года.

Передача истцам квартиры во временное пользование не является исполнением со стороны ответчика своих обязательств по договору.

Установив приведенные обстоятельства, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не исполнил своих обязательств по договору и не передал объект недвижимого имущества истцам в соответствии с условиями заключенного договора, в связи с чем, с ответчика в пользу истцов подлежит взысканию неустойка за период с 01.06.2015 по 31.10.2017 года, рассчитанная в соответствии с положениями п. 3 ст. 23.1 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». Суд снизил неустойку по ходатайству ответчика на основании ст. 333 ГК РФ до 40 000 рублей, по 20 000 рублей в пользу каждого из истцов.

Установив факт нарушения прав истцов как потребителя, суд с учетом положений ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» принял во внимание характер допущенных нарушений прав потребителя и пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истцов в счет компенсации морального вреда по 500 рублей в пользу каждого.

На основании п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» судом взыскан штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя в размере 20 500 рублей, по 10250 рублей в пользу каждого из истцов.

Расходы по оплате услуг представителя взысканы с ответчика в пользу Бадыровой М.М. в размере 5000 руб.

С выводами суда в части размера взысканных судом неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, расходов на оплату услуг представителя, судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям:

В силу ч. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить размер неустойки.

Из указанной нормы следует, что уменьшение размера неустойки является правом, но не обязанностью суда и применяется им только в случае, если он сочтет размер предъявленной к взысканию неустойки не соответствующим последствиям нарушения обязательства.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, — на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет о необходимости установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 N 263-О).

Соглашаясь с выводами суда о необходимости снижения размера неустойки в связи с явной несоразмерностью ее размера последствиям нарушения обязательства, судебная коллегия не может согласиться с установленным размером неустойки 20 000 руб. в пользу каждого истца, учитывая период просрочки исполнения обязательств со стороны ответчика, в связи с чем, судебная коллегия полагает решение суда в данной части изменить на основании ст.п. 3 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ увеличив размер взыскиваемой неустойки до 150 000 рублей в пользу каждого.

Поскольку судом установлено нарушение прав истцов как потребителей в его пользу судом правомерно взыскана компенсация морального вреда, что согласуется с положениями ст. 15 Закона «О защите прав потребителей», вместе с тем, размер компенсации морального вреда в размере 500 рублей не отвечает требованиям разумности и справедливости, в связи с чем, подлежит изменению и увеличению до 10 000 рублей в пользу каждого истца- потребителя.

Поскольку судебной коллегией изменено решение суда в части неустойки и компенсации морального вреда, то на основании ст. 330 ГПК РФ, п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» подлежит изменению и решение в части взыскания штрафа, который составит 80 000 рублей в пользу каждого истца (( 150 000 + 10 000) х 50%).

На основании ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истец Бадырова М.М. понесла расходы на оплату услуг представителя в размере 30 000 руб., о чем в материалах дела имеется договор на оказание юридических услуг №30 от 29.06.2017 года и квитанция на указанную сумму на оплату этих услуг.

Учитывая объем выполненной представителем истца Р., категории и сложности дела, продолжительности рассмотрения дела, принцип разумности и справедливости, судебная коллегия на основании ст. 100 ГПК РФ приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу Бадыровой М.М. расходов на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб.

Остальные доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с постановленным по делу решением и не содержат оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Руководствуясь ст.ст. 199, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Одинцовского городского суда Московской области от 13 декабря 2017 года изменить, указав на взыскание с ОАО «494УНР» в пользу Бадырова А. В.неустойки в размере 150 000 рублей, компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей, штрафа в размере 80 000 рублей, на взыскание с ОАО «494УНР» в пользу Бадыровой М. М. неустойки в размере 150 000 рублей, компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей, штрафа в размере 80 000 рублей, расходов на оплату услуг представителя в размере 15 000 рублей.

Председательствующий

Судьи

Комментировать